В ближайшее время:
Audi Q5
Mitsubishi ASX
Lada Vesta SW Cross
Renault Koleos
Mazda CX-5

"Стать директором я решил на третьем курсе"

Автопортрет
38a.jpg

На этой неделе я побывал на заводе компании «Шелл» в Торжке. Там производят моторные масла. Пост о заводе будет немного позже, а пока интервью с молодым директором предприятия Константином Рубиным, который рассказывает о том, почему на проходной установлен алкотестер, стоит ли добавлять в моторное масло присадки сторонних производителей и как стать директором завода. Он говорит быстро, со знанием дела, и использует характерный жаргон, например, говорит «прОливы» про разлитое масло.

Чем обусловлена жесткая пропускная система и чем отличается пропускная система на предприятиях «Шелл» в разных странах?

Мы много внимания уделяем безопасности – и тому, как проинструктированы наши работники и посетители, и тому, как они экипированы. Спецодежда для разных операций разная. От европейских заводов мы отличаемся тем, что у нас дополнительно введен алкотест на входе, каждый кто входит на наш завод, независимо от того, сколько раз за день он делает это, каждый раз проходит тестирование на алкоголь и, естественно, мы откажем в посещении, если уровень будет превышен.

Вас тоже каждый раз проверяют?

Да, и не только меня. К нам приезжали с визитом вице-президенты нашей компании, люди очень высокого ранга, при визитах представителей областной администрации или надзорных органов мы также предлагаем пройти алкотест и люди соглашаются.

А в Европе этого нет?

Не во всех странах это разрешено. Мы вправе отказать в посещении нашего завода тем, кто откажется от прохождения теста. Тест может быть заменен прохождением медицинской комиссии, которая определяет признаки алкогольного опьянения в соответствии с приказом Минздрава. Хотя сейчас грядут изменения закона, которые могут сделать этот метод (прохождение алкотестера) единственным методом проверки и на основании его результатов, среди прочего, может быть инициировано увольнение.

Были прецеденты, когда люди приходили нетрезвыми?

Слава Богу, от наших сотрудников мы подобного не видели, и это приятно радует, мы действительно не просто пугаем, а убеждаем и объясняем, зачем мы это делаем и почему это важно. Среди подрядчиков иногда случается, какие-то водители, которые первый раз посещают наш завод (приходили нетрезвыми). Время от времени. Жизнь показала, что это необходимый барьер на опасном производственном объекте, и мы обязаны обеспечивать такой пропускной режим.

На заводе работают 80 человек. Есть ли очередь из желающих устроиться на предприятие?

Я бы точно сказал, что мы не испытываем дефицита в кадрах. 80 человек это только персонал компании «Шелл», у нас еще около 150 рабочих мест наших подрядчиков, которые связаны с обслуживанием и работой на нашем заводе. Сам персонал квалифицированный, большая часть операторов имеет высшее образование, многие продолжают учиться, или начали получать образование, устроившись к нам. Это не наше требование, это желание реализоваться и претендовать на более ответственные позиции.

Это жители Торжка?

В основном да. Это местные жители, среди рабочих их подавляющее большинство, среди ИТР (инженерно-технических работников) 50 на 50 с жителями Твери. У нас организованы автобусы, которые доставляют наших сотрудников на смены, и домой после работы. Широко развита система страховок, на заводе есть спортзал.

По поводу присадок вопрос не директору предприятия, а человеку, который профессионально занимается смазочными материалами. Как вы относитесь к сторонним присадкам? Сейчас, во время кризиса, появилось много подобных предложений и много рекламы?

Я не технический специалист с глубокими знаниями, но я точно могу сказать - мы не знаем, что в этих присадках, и если есть какие-то несовместимые компоненты, они, например, могут выпасть в осадок. Представляете, в картере будут плавать какие-то хлопья. А это может произойти запросто. Поэтому использование сторонних присадок это большой риск. Я бы никому не советовал это делать.

Как стать директором российского завода «Шелл», что можно посоветовать молодым людям, которые сейчас только выбирают, кем быть?

Да, это непростой вопрос. Безусловно, для этого нужно правильно выбирать образование… Давайте, может быть, я расскажу как это было в моем случае. Я по образованию инженер-механик, второе образование – экономист, как я сейчас вижу, комбинация достаточно востребованная. При этом, важно не просто иметь это образование, важно его применять. Важно не бояться брать на себя ответственность и решать сложные задачи. Любая компания выбирает активных, ответственных людей. Я довольно скромный человек, но без того, чтобы активно предлагать себя, брать на себя какую-то ответственность, участвовать в любой деятельности, а не только в том, что предусмотрено должностной инструкцией, наверное в этом залог успеха в том числе. И важно верить в то, что это реально. Хотя ответственность, безусловно, большая, особенно у российского директора завода. Руководитель предприятия отвечает за все, что происходит, и я горжусь тем, что с момента запуска завода у нас не было ни одного мало-мальски несчастного случая, никто не был травмирован. Кроме того, у нас опасное производство, на заводе хранится большое число горючих жидкостей. Я отвечаю за то, чтобы люди, которые пришли утром на работу, вечером уехали домой к своим семьям.

Когда вы решили, что будете руководителем завода?

Курсу к третьему (смеется).

Сколько пролили жидкостей за время существования завода?

На почву – ни литра. Если бы в почву попал хотя бы литр, для нас это было бы серьезное ЧП. Все оборудование находится в специальных аварийных системах сбора жидкостей. Экология для нас второй по значимости приоритет после безопасности персонала и посетителей. Мы регулярно проводим проверки состава дренажных вод и грунта в районе предприятия.
У нас было три случая, когда на пол в цеху пролили больше 10 литров масла. Причиной была негерметичность тары. Такие случаи являются поводом для серьезного анализа и разговора с поставщиками бочек и канистр.

Пост о заводе «Шелл» в Торжке читайте в пятницу.